Луи, Клодия, Лестат и другие: ретро-игра

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Луи, Клодия, Лестат и другие: ретро-игра » Настоящее » Незнакомец с холодными руками


Незнакомец с холодными руками

Сообщений 1 страница 27 из 27

1

Название эпизода: Незнакомец с холодными руками
Участники: Лестат де Лионкур, Иветт, Луи де Пон дю Лак
Место действия: Поместье Луи де Пон дю Лака
Дата и время: 10 ноября 1791 года
Краткое содержание: Когда Луи де Пон дю Лак вернулся этим вечером домой, его сопровождал незнакомец. И что-то было в этом незнакомце, что вселило тревогу в сердце служанки Иветт...

+1

2

Лестат не мог налюбоваться на свое дитя. Любование и изумление новым миром Луи было его собственными. Он осторожно следовал, мягко говорил и нескончаемо наблюдал. Рождение Луи для ночи вернуло воспоминание об его собственном рождении. Со временем Лестат смог принять, но так и не смог простить. И хотя с первыми "детьми" не получилось, может быть, именно он - грустный креол, взывающий о смерти, призирающий жизнь, станет его спасением? Его глотком свежести, его вторым дыханием, его всем в долгой череде одиночества? Большие надежды, максимум заботы. Иные не узнали бы в этом Лестате всем известного Лестата - паршивца под ангельской маской, ибо сейчас он был сама обходительность.

Новообращенному Луи требовался отдых, требовался гроб, который, как ни странно (и ведь не странно) уже был им заготовлен. Они практически не разговаривали по пути к поместью, наслаждаясь звуками ночи.
- Неплохо, Луи, неплохо, - он похвалил дом, хотя уже был здесь ранее, но случай поделиться своим мнением выпал только сейчас. - Совсем неплохо.
"Неплохо" - с перевода Лестат-де-Лионкурского, языка французских эстетов, означало если не крайнюю степень, то некоторое, близкое к полному, удовлетворение увиденным. А на меньшее светловолосый провозглашенный принц согласен не был.

Выросший среди "углей" былого величия рода де Лионкуров, без даже призрачных перспектив унаследовать хотя бы канделябр, Лестат, внезапно озолотившийся наследством Магнуса, не мог себе отказать в роскоши. Впрочем, вопрос об отказе у себялюбивого вампира никогда и не стоял. Лучшие дома, лучшие приборы, лучшие наряды. И сейчас он был одет по последней европейской моде. В платье по-француски в синих тонах с золотой вышивкой по всему камзолу. Вышивка - в тон его ниспадающим до плеч вьющимся светлым волосам. Цвет платья под стать холодным серым глазам. Он был прекрасен при жизни, но смерть вдохнула в него поистине дьявольскую красоту, от которой зачастую, особенно если дело касалось смертных, невозможно было оторвать взгляд.

Внутри их встретила темнокожая девушка. Очевидно, рабыня, но вполне миловидная. Ее главная красота таилась в пульсирующей под кожей жизнью, в неподдельных человеческих чувствах, остатки которых все сильнее притуплялись у вампиров с годами.

Отредактировано Лестат де Лионкур (2018-09-14 20:28:27)

+4

3

Иветт издали заметила приближение хозяина и поспешила в переднюю, чтобы его встретить. Хозяин, как ни странно, был не один.
Спутник его, надо признаться, был хорош собой: светлокожий (может быть, даже слишком), с роскошными светлыми волосами, голубоглазый. Ростом немного повыше хозяина.
- Приветствую вас, хозяин Луи, - промолвила Иветт. - И вас тоже, добрый господин.
Не дело рабыне слишком долго разглядывать хозяйского гостя, но Иветт внезапно поняла, что глаз не может отвести от незнакомца, точнее - от его глаз, которые притягивали к себе, точно два озера. Чтобы опустить взгляд и вернуться к своим обязанностям, девушке потребовалось немалое усилие воли.
Наверное, ей следовало бы порадоваться, что хозяин Луи завёл себе компанию. А то в последние месяцы он словно бы не жил, будучи способным думать только о постигшем его несчастье. Может, этот светловолосый господин и в самом деле сможет развеять его печаль?
Она осторожно перевела взгляд на хозяина Луи - и поняла: сегодня он не такой, как всегда. Слишком бледен и словно чему-то искренне удивлён, будто увидел нечто не поддающееся описанию. К добру это или к худу? Наверное, к добру - уж хуже, чем раньше, определённо не будет.
И ещё было в хозяине нечто неуловимое, из-за чего он казался этим вечером поразительно похожим на своего спутника. Или нужно было бы сказать, что это его спутник похож на него? Может быть, всё объясняется очень просто - это дальний родственник господина Луи, отсюда и неуловимое сходство?
Помогая гостю снять перчатки, Иветт невольно вздрогнула: уж очень холодными у того были руки. Неужели на улице так похолодало? А ведь ещё днём погода стояла самая обычная.

+2

4

Губы Лестата тронула улыбка. Настолько искренняя, что у дальних уголков глаз возникли неглубокие морщинки.
Давно, надо признать, его не называли "добрым". Даже он сам, кажется, никогда не применял подобного эпитета к себе.
Остальные так и вовсе считали его самовлюбленным паршивцем, бесконечно живущим лишь в усладу себе. А это, знаете ли, далеко не в духе классических добродетелей.
Конечно, то был лишь оборот речи, но весьма повеселивший бессмертного.
Настолько, что за милой улыбкой последовал мелодичный смех. Лестат слегка прикрывал рот ладонью, дабы скрыть торчащие клыки. К тому же, ржать во всю глотку, закидывая голову, далеко не в аристократическом духе, да и к безупречному платью не подойдет.
- Чудесно, - прокомментировал вампир, рассматривая лицо рабыни, покуда та не могла отвести своих темных глаз от его. Он наслаждался каждой секундой, читая ее, как открытую книгу.
- Вечером поднялся ветер, - сказал Лестат, сжав и разжав длинные тонкие пальцы. - Приходи погреть меня сегодня ночью, - хитрая выжидательнаяя ухмылка, сдерживающая очередной поток смеха, образовывает уже знакомые морщинки у глаз.

+2

5

Незнакомый господин улыбнулся ей, и улыбка его была очень хорошей - чувствовалось, что улыбается он искренне, а отнюдь не из вежливости. И смех у него тоже оказался приятным.
Иветт осторожно взглянула на господина Луи в надежде, что тому передастся хоть капелька веселья его спутника.
Гость же внимательно её рассматривал. Так внимательно, что Иветт даже удивилась, ведь обычно господа не так много внимания обращают на рабов...
Он что же, прочитал её мысли? Ведь она как раз думала о погоде за окном! Иветт уже собралась было выразить своё сочувствие такому приятному господину, который наверняка продрог на ветру - но тут гость ухмыльнулся и сделал ей предложение из тех, какие нередко делают служанкам в тавернах.
Сочувствие и симпатия к гостю тут же улетучились. Улыбка, озарившая было лицо девушки, вмиг погасла.
- В доме моего господина всегда тепло, - сухо ответила Иветт. - Так что ночью вы не замёрзнете и без меня.
Хоть бы господин Луи за неё вступился... Наверняка вступится, не позволит оскорблять свою верную Иветт! С надеждой девушка вглядывалась в лицо хозяина... так странно бледное сегодня.

+1

6

Луи покорно следовал за Лестатом, почти не задумываясь о том, куда они идут. Он не мог наглядеться на цвета, которые неспособен различить человеческий глаз, наслушаться вдоволь звуков, которые не в силах уловить человеческое ухо. А сколько же в этом мире оказалось ароматов самых различных оттенков!
Он дышал полной грудью, хотя не был уверен, что вампиры нуждаются в воздухе. Горе, поразившее его несколько месяцев назад, осталось где-то в человеческом прошлом и казалось уже почти нереальным. Луи родился для новой жизни и радовался ей, как не умеет радоваться, наверное, ни один новорождённый ребёнок.
Вот и его дом. Луи предвкушал, как проведёт Лестата в гостиную, как они вдвоём усядутся у камина и будут коротать эту ночь за увлекательнейшими разговорами. А пламя в камине, которое для глаз вампира будет несоизмеримо прекраснее, чем для человеческих, станет петь им свои таинственные песни.
В передней их, как и положено, встретила служанка Иветт. Только теперь Луи обратил внимание, как же она хороша собой - раньше он совсем не замечал красоты девушки.
Но заметил он не только красоту служанки.

Уши его отчётливо услышали, как бьётся у девушки сердце, ноздри уловили чудеснейший аромат бегущей в её жилах крови - и на какой-то миг всё остальное перестало существовать. Приступ жажды был так силён, что прежде Луи никогда не смог бы представить ничего подобного. Порвать этой девушке шею, немедленно, напиться этой солёной влаги!
Неизвестно, как Луи смог сдержаться. Наверное, удержал его только ужас, вызванный мыслью об убийстве. Иветт что-то говорила, Лестат отвечал, но Луи едва осознавал происходящее. Нужно собраться с силами, попросить у Иветт стакан воды - если его пересохший язык сможет выговорить эти несколько слов... Нет, ведь вода ему не поможет!
Очарования, что охватило его этим вечером, как ни бывало. Как, как он мог не подумать о том, что вампирам для поддержания своего существования нужна кровь? А если не будет крови - вампира ждёт мучительная смерть. И хорошо ещё, если смерть. А если мучения будут вечными?
- Иди к себе, Иветт, - удалось выговорить ему. - Сегодня вечером ты мне больше не понадобишься.
Голос его прозвучал слабо и хрипло.

Отредактировано Луи де Пон дю Лак (2018-09-26 14:17:47)

+1

7

Вне сомнения, Луи будет одним из самых прекрасных созданий Тьмы, которых видел свет. Его красота и при жизни носила оттенок некой грусти и невыносимо притягательной усталости, но теперь… Такое юное дитя. ЕГО дитя. Смертоносное и опасное в своей неопытности.
От внимания Лестата не ускользнуло то, как Луи волновало присутствие темнокожей молодой женщины, чья красота носила теплое и даже солнечное сияние. Добрый хозяин никогда не пользовался своей вседозволенностью, а посему подданные так сильно любили его и беспокоились о нем.
Ей не понравились манеры незнакомого гостя. И холодный, сдержанный ответ девушки подтвердил это.
Не привыкла к подобному обращению? Твой хозяин никогда не пускал в дом тех, кто мог бы даже намекнуть на развлечения похабного толка с тобой, моя дорогая?
Но нет, Лестат и правда не притронется к такой трогательной особе как Иветт. Мсье де Пон дю Лак, наверняка сам распорядится данной собственностью. Не сегодня, позже…
А Луи был голоден, и Лестат прекрасно ощущал его жажду и борьбу между желанием привлечь к себе девушку на недолгий, но смертельно страстный поцелуй и отпустить ее восвояси. Устраивать здесь кровавое пиршество в первый же день их совместной жизни не стоило. Но очень-очень интересно было наблюдать за первыми часами жизни «новорожденного» и попытками приспособиться к новой, вечной жизни…
А насытить его, не составляло для Лестата никаких проблем. Но все это успеется, а сейчас, он не хотел, чтобы этот темнокожий ангел покинул их так рано! Веселье только начиналось и Луи необходимо было помешать отвадить от себя Иветт.
- Значит, недостаточно тепло, моя дорогая. Может… - его холодные глаза медленно очертили взглядом по-ангельски хрупкий силуэт, - …больше огня? Или найди кого-нибудь другого, взамен себя…
Ладонь Лестата легла на плечо его дражайшего спутника. Невыносимая жажда Луи ощущалась даже физически. Наверное, было несколько жестоко играть со страстями новорожденного вампира, но ведь Лестат был рядом и мог остановить Луи в любую минуту.
- Мой милый друг, давай отпразднуем эту ночь…

+2

8

От мыслей о чересчур развязном поведении гостя Иветт отвлёк голос хозяина, звучавший так хрипло, словно... словно хозяин находился при смерти!
Иветт мгновенно повернулась к хозяину Луи и уже едва слышала, как незнакомец предлагал ей найти взамен себя кого-нибудь другого. Да, пожалуй, Иветт так и сделает: пришлёт вместо себя Даниэля, чтобы тот обустроил как следует гостя... Но почему хозяин отсылает её?
- Вам плохо, мой господин? - поспешила спросить девушка. - Может быть, помочь вам добраться до вашей спальни? Или попросить кого-нибудь из мужчин?
Луи ей не ответил, зато вновь заговорил гость, предлагая хозяину отпраздновать эту ночь. Да неужели он не видит, что тут не до праздника?
В голове у Иветт зародились чудовищные подозрения: что этот незнакомец, подловив хозяина Луи в какой-нибудь таверне, подсыпал ему в вино яд, а теперь хочет отпраздновать успех своего подлого дела.
Тогда что же остаётся делать ей?

+1

9

Иветт предлагала прислать вместо себя мужчину. Но у мужчин кровь наверняка пахнет так же, как и у женщин, а значит, он отныне представляет опасность для всех своих слуг... для всех людей.
Может, Лестат знает какие-нибудь способы приглушить жажду крови? Ведь сам он так спокоен, значит, аромат крови Иветт его не волнует.
- Да, мой друг, - выдавил из себя Луи. - Нам нужно обязательно остаться наедине, чтобы устроить праздник. Поможешь мне добраться до кабинета? До спальни не надо, только до кабинета.
Он уже едва соображал, что говорит. Лишь бы оказаться подальше от людей, не чуять этого соблазнительно рокового для него запаха... Что нужно делать, чтобы не чуять запаха? Люди обычно в таком случае зажимают нос.
Не успев подумать, как это будет выглядеть со стороны, Луи зажал пальцами обе ноздри.

+1

10

Лестату показалось, или Луи был напуган? Он боялся причинить вред этой темнокожей рабыне? Серьезно? Сквозь невыносимую жажду, он еще мог думать об этом?
Вампиру стало смешно. Какое трогательное и в то же время жалкое зрелище. Сам он еще не сталкивался с подобным. Он сдавленно захихикал плотно сомкнув свои пунцовые губы, чем наверняка смутил девушку еще больше. Она ведь, бедняжка, ничего не понимала.
Ей Богу, можно было устроить прекрасное веселье. К примеру, никуда не уводить Луи, и вовсе оставить их наедине… Интересно, сколько бы протянул этот хрупкий темнокожий ангелочек?
Но нет, стоит вернуться к тому, о чем он думал ранее - не развлекаться подобным образом в первый же день после обращения…
- Все в порядке, Луи, - сахарно проговорил блондин помогая Луи приподняться и крепко обнимая за талию одной, дабы тот не сорвался, - Пойдем. Я знаю, что тебе поможет сейчас.
Бросив девушке очередную холодную улыбку, Лестат направился вместе с Луи в его комнату, местонахождение коей прекрасно помнил.

+2

11

Луи зажал пальцами ноздри, словно у него шла носом кровь. Это Иветт тоже не понравилось.
Но не успела она хоть как-то вмешаться, как гость обхватил хозяина рукой за талию и увлёк за собой. Двигался он при этом так уверенно, будто дом был ему хорошо знаком - хотя Иветт могла бы поклясться, что никогда не встречала его здесь раньше.
Нельзя было это так оставлять. Очень осторожно, на цыпочках, девушка проследовала к хозяйскому кабинету и приложила ухо к стене рядом с дверью. Не к самой двери - ведь её могли внезапно распахнуть, и тогда Иветт не только получила бы шишку на лбу, но и была бы поймана с поличным.
Девушка даже дышать старалась потише, чтобы слышать каждый звук.

+1

12

Когда они с Лестатом оказались в кабинете, Луи рухнул в кресло, закрыв руками лицо.
- Лестат, зачем ты сделал это со мной? Я только что чуть было не убил Иветт! Я превратился в чудовище! Мне нельзя больше даже находиться рядом с людьми! Лестат, мне так плохо... Что мне сделать, чтобы прошла эта жажда? Неужели ничего не поможет, кроме чужой крови?
По лицу его струились кровавые слёзы, проникая сквозь пальцы, казалось, их струйки вот-вот достигнут рукавов, окрасив их в кровавый цвет, но Луи было уже всё равно.
Господи, да неужели он такой страшный грешник, что вынужден в наказание так терзаться? Сначала - потеря Розы и малыша, теперь это... Чем он заслужил?
Сам того не замечая, Луи принялся слизывать собственные слёзы, хотя и не надеялся, что это поможет утолить жажду.

+1

13

Что? Зачем он с ним это сделал?
Лестат даже опешил от такого заявления. Он отвлекся от созерцания окружающей его роскошнейшей обстановки, и с неподдельным изумлением взглянул на своё расстроенное детище.
Ах, ну да, конечно… Первое время всех посещает чувство тревоги. Каждый переживает вступление в бессмертную жизнь по-своему. Однако «на сердце стало тревожно» - как любят выражаться люди.
- Луи-Луи, успокойся, - фыркнул Лестат. Тон его был несколько раздраженным, - поверь, даже если бы ты подарил своей Иветт бессмертный поцелуй, мир бы под тобой не рухнул.
Одно движение, быстрое, незаметное для человеческого глаза и цепкие, белоснежные пальцы Лестата сжали огромную серую крысу, коей он провел ногтем по шее. Пустой бокал на столе был наполовину наполнен кровью животного.
- Выпей, друг мой, - Лестат поднес хрусталь к побледневшим от жажды губам Луи, - Я не любитель подобных пиршеств, но сейчас этот глоток тебе не помешает.

+2

14

И кто только догадался выстроить такие толстые стены, через которые и не слышно почти ничего! "Со мной", "Иветт", "чудовище", "с людьми" - это всё, что могла разобрать служанка из слов хозяина. И ещё имя гостя - Лестат.
И ещё - рыдания хозяина. В последний раз господин Луи так рыдал, потеряв госпожу Розу и их новорождённого малыша.
Затем заговорил Лестат, предлагая господину Луи выпить. Что же, это в привычках мужчин - заливать горе вином... Или речь идёт совсем не о вине?
Во всяком случае господин Луи, кажется, перестал рыдать. А Иветт продолжала слушать.

+1

15

Луи с ужасом смотрел, как Лестат, проведя своим ногтем (или когтем?) по шее забежавшей в кабинет крысы, наполнил бокал её кровью. Но стоило Лестату поднести бокал к его губам, как для ужаса или каких-либо иных чувств места уже не осталось. Едва не вырвав бокал у Лестата из рук, Луи принялся пить жадными глотками. Вначале жидкость показалась на вкус едва ли не божественной, однако под конец стала настолько отвратительной, что если бы не жажда, Луи в жизни не притронулся бы к подобной гадости.
Но вот бокал опустел. Пить всё равно хотелось, но теперь хотя бы можно было терпеть...
- Мир, может быть, и не рухнул бы, если бы я... дал Иветт то, что ты зовёшь бессмертным поцелуем, - голос его на этот раз звучал достаточно твёрдо. - Но для Иветт этот мир был бы потерян навеки, как и жизнь. Или тебе это всё равно?

Отредактировано Луи де Пон дю Лак (2018-11-29 21:21:10)

+1

16

Вот Луи дрожащими пальцами сжимает пузатый бокал из горного хрусталя, так крепко и так сильно, что казалось еще секунда и сосуд лопнет от полной жадности хватки. Безупречные скулы наливаются румянцем, во взгляде долгожданное облегчение… Ненадолго. Узрев в светло-зеленых глазах молодого мужчины сменившее довольство отвращение, Лестат легко усмехнулся и отнял опустевший бокал из рук Луи.
- Гадость. Мерзость… Согласен, свет очей моих. Но сгодится любая зверюшка, если ты, предположим, решишь пуститься в морское плаванье…
Но продолжать не было смысла, Луи его словно не слышал. Чуть очнувшись от плена жажды он снова заговорил про Иветт. И к слову, Лестат ощущал присутствие девушки. Она была рядом. Но трогать ее вампир не собирался, по крайней мере, пока.
Для Иветт жизнь была бы потеряна… О! Сколько драмы! Сколько волнения и скорби, еще по живой и пышущей жизнью женщине! Лестат не смог сдержать иронии.
Он засмеялся тихо, как-то даже по-издевательски ехидно. Не нарочно, нет! А хотя… конечно же нарочно. Но внезапно его улыбка сошла с уст. Лицо блондина стало серьезным и сосредоточенным. Он наклонился к Луи и убрав темную прядь с его уха, прошептал.
- Ох, если бы ты знал, как мне все-равно! – снова короткий смешок, а за ним спокойный шепот, - Ее жизнь для меня, ничего не значит. Но твоя жизнь, значит для меня очень многое, Луи, а посему, с головы твоей драгоценной Иветт не упадет ни единого волоса. Однако, придет время и ты тоже поймешь… - Лестат отстранился от мужчины и приблизился к двери, - Очень-очень многое! – нарочно выкрикнул он в небольшую деревянную щель.

+2

17

Спустя некоторое время после слов Лестата о выпивке голос её хозяина зазвучал гораздо увереннее. Что же там произошло, за закрытой дверью?
Возможно, Иветт всё поняла неправильно? Возможно, это кто-то другой отравил её хозяина, а Лестат, наоборот, дал ему противоядие? Может быть, он не злодей, а спаситель? А что до его предложения, чтобы она согрела его этой ночью... Чего ещё ожидать от белого господина, который увидел молодую симпатичную рабыню? Рабы были вещами, ими можно было пользоваться как хочешь - с дозволения хозяина, конечно. И если Лестат и в самом деле спас жизнь господину Луи, то до его манер Иветт не должно быть никакого дела.
Тем временем Лестат, похоже, обнаружил её, потому что его крик прозвучал едва ли не у Иветт в ухе. Смысла фразы "очень-очень многое" Иветт не поняла, однако поняла, что нужно быть осмотрительнее.

+1

18

Вопреки предположениям Лестата, Луи прекрасно разобрал слова про морское плаванье. И в любое другое время, возможно, засыпал бы Лестата вопросами. Но сейчас, когда Лестат издал короткий смешок, а затем наклонился к нему так близко, что стал похож на Мефистофеля, искушающего доктора Фауста, говорить было невозможно - только слушать речи этого демона.
Придёт время, и он поймёт... Что поймёт? Что человеческая жизнь для вампира ничего не должна значить? Или... что он однажды не сможет противостоять жажде и заберёт жизнь Иветт?
Кстати, запах Иветт, всё такой же невероятно вкусный, доносился до него по-прежнему, причём из-за самой двери. И слова Лестата, которые тот прокричал в щель, окончательно подтвердили его догадку: Иветт стоит за стеной и слушает. Она уже что-то заподозрила.
А что же остаётся ему? Таиться отныне от всех своих слуг, мило улыбаться родным, когда на деле ему совсем не до улыбок, когда он едва удерживается, чтобы не впиться человеку в шею? Как можно вынести такую жизнь? Как можно выносить такое целую вечность?
А единственным, кому можно довериться, для него останется Лестат - которого он ненавидит.
Стены комнаты словно сдвинулись, отрезая его от всего человечества, чтобы оставить с Лестатом наедине - навсегда.
Такого не должно случиться!
- Иветт! - выкрикнул Луи, внезапно поднявшись с кресла. - Проверь все крысоловки в доме! Если в какую-то из них попалась крыса и если она ещё жива - скажи кому-нибудь из рабов, чтобы несли их сюда! Немедленно!
Вот так. Рабы вопросов не задают. А если уж догадаются - то хотя бы ему не придётся голодать и дрожать от страха разоблачения, прежде чем это случится.
Такого Лестат ему не простит. Ну и пусть. Не Лестату устанавливать порядки в его поместье.

Отредактировано Луи де Пон дю Лак (2018-12-07 16:01:01)

+1

19

Светлые брови Лестата поползли вверх от удивления. Серьезно?
И здесь уже было не до смеха. Помнится, еще днем ранее, кое-кто таки жаждал забыть обо всем и вкусить прелести новой жизни… А теперь, он словно пытался повернуть все вспять и сказать: «Нет!!!»
Увы, поздно.
Волнение Лестата прошло достаточно быстро, ведь Луи еще не пробовал человеческой крови. Вестимо стоит прогуляться по злачным, пропахшим пьянством и похотью улочкам, да наведаться в пару увеселительных заведений. Поймать пташку посимпатичнее… Можно даже смуглокожую, как эта любопытная Иветт и…
Лестат снова улыбнулся, на этот раз сей жест не выражал привычной для его поведения лукавости.
Хочет есть крыс? Пусть ест. Пока.
- Признаться, друг мой, я хотел извиниться перед тобой. Позволь, я не буду делить с тобой трапезу, а когда ты закончишь, мы прогуляемся и я кое-что тебе покажу.

+2

20

Проверить все крысоловки в доме? Принести крыс сюда, если они ещё живы?
Впрочем, сегодня вечером Иветт уже устала удивляться. Если хозяин требует живых крыс, дело рабыни - исполнять его приказание.
Как назло, Даниэля, которому Иветт хотела было поручить это дело, не было нигде. Поэтому, надев самые прочные перчатки, Иветт принялась обходить крысоловки сама.
- Так, - пробормотала она, - а вот это, похоже, та хитрая крыса, что всё время таскала еду из помещения для рабов. Ну, кончились твои проказы! Не знаю, зачем ты понадобилась хозяину - но вряд ли он отпустит тебя живой.
Сложив свою странную добычу в старую корзину, Иветт вновь появилась у дверей кабинета господина Луи.
- Хозяин,  промолвила она, - я принесла крыс, как вы и просили.
Наверное, это к лучшему, что она не нашла Даниэля. Не стоит давать повод для слухов и сплетен о её хозяине.

+1

21

Услышав голосок Иветт, Луи поспешил открыть дверь. Он никак не ожидал, что Иветт займётся крысами сама! Значит, из-за него бедняжке пришлось иметь дело с этими мерзкими грызунами...
- Не уходи пока далеко, Иветт, - сказал он, забирая из рук служанки корзину.
Стоило Луи остаться с Лестатом наедине, как он впился зубами в самую толстую крысу, стараясь при этом не морщиться. Вскоре в живых не осталось ни одной крысы, а их тушки были надёжно запрятаны.
Затем Луи вновь распахнул дверь и, взяв Иветт под руку, точно даму, провёл к свободному креслу.
Вряд ли Лестат посмеет оставить труп у него дома или станет распускаться при свидетельнице. А сам он уже выпил достаточно крысиной крови (во всяком случае, Луи на это надеялся).
- Предлагаешь прогуляться, Лестат? - стараясь, чтобы его голос звучал как обычно, обратился он к своему создателю. - Но ведь мы только что пришли с улицы, да и погода портится. Может, лучше остаться дома и посидеть спокойно у камина? Кстати, ведь у меня много книг. Скажу тебе, нет большего удовольствия, чем устроиться вечером у камина с книгой в руках, когда за окнами непогода. Ты читать любишь?
Нельзя, нельзя давать Лестату волю. Если он отправится на улицу, то обязательно лишит жизни кого-то ещё.
Нет, Луи никогда не был хорошим актёром. Но что ещё ему оставалось делать?
Усевшись напротив Лестата рядом с Иветт, он положил руку девушке на плечо, словно охраняя её.
"А Лестат-то хоть ел сегодня вечером? - пронеслось у него в голове. - Перед тем, как сделать меня вампиром, наверняка осушил пару жертв. А вот потом мы сразу пошли ко мне домой! А это значит, что Лестат сейчас голоден... и опасен".

+1

22

Лестата неприятно передернуло, когда Луи вспарывал клыками глотку очередному грызуну. Какая мерзость... И кровь их отдает болотной тиной.
Все в молчании – тревожном и подозрительном для самого Лестата. А когда он привел эту служанку в кабинет и усадил в кресло, словно дражайшую гостью, а не рабыню… Что это? Демонстрация своей доброты и чести?
Да брось, Луи! Я нашел тебя в шаге от смерти – сломленного и потухшего как огарок старой свечи. Почти разорившегося из-за карточных долгов! Еще год, или чуть меньше и все твои чернокожие прихвостни пошли бы по миру во главе с Иветт, а точнее, перекочевали бы в руки к кому-нибудь менее «добросовестному» господину. Так что демонстрировать свои безграничные жалость и благородство ты можешь кому угодно, только не мне. Я вижу тебя насквозь, друг мой…
Он проглотил эти слова и на губах вновь мелькнула ленивая улыбка.
Любит ли Лестат книги? О… Еще бы! Возможно он когда-нибудь и сам сядет за перо. Потом.
Особенно забавляло то, что Луи и вправду думал, что способен защитить своих подданных. Интересно, как? Бедное дитя, вестимо, не понимало, что злить Лестата де Лианкура не стоило, по крайней мере тому, кто не обладал достаточным сопротивлением его силе. Он подарил Луи новую жизнь. Он мог бы ее забрать прямо сейчас. И жизнь Иветт, и остальных…
Выпроводи ее, глупец!
И если б не красота и притягательность его новорожденного дитя, Лестат бы начал работу над ошибками уже сейчас.
С голодом, он пока справлялся и тем не менее, скоро ему придется отлучиться.
- Иветт, - на этот раз, он обратился к темнокожей девушке, присев на украшенную золотой росписью софу, - Наверное, это настоящее счастье, жить под крылом такого доброго и человечного господина?
Высказывание Луи, он проигнорировал. Пусть думает, что Лестат дал свое молчаливое согласие по поводу нежелательной прогулки.

Отредактировано Лестат де Лионкур (2018-12-20 18:50:17)

+2

23

Лестат ничего не ответил её хозяину, обратившись вместо этого к Иветт. Иветт этому не удивилась. Кажется, после приказа хозяина принести живых крыс она уже ничему больше не удивлялась. Кстати, что стало с крысами? В кабинете их было не видно.
Иветт перевела взгляд на хозяина, чтобы понять, разрешается ли ей ответить на вопрос гостя. Увидев улыбку господина Луи, девушка приободрилась.
- Мне не на что жаловаться, сударь, - ответила она. - Хозяин никогда не был жесток к слугам, никогда не заставлял работать больше, чем необходимо. Никогда не покушался на честь служанок. А потому для меня счастье - заботиться о том, чтобы хозяин был хорошо одет, чтобы у него всегда была лучшая и свежая пища, чтобы в его доме было чисто и аккуратно. Я горжусь тем, что мне суждено служить такому господину, как месье Луи.
Она вновь опустила глаза. На вопрос гостя она ответила, а говорить, когда её не спрашивают, рабыне не положено.

+1

24

Голосок Иветт был таким нежным и кротким! "Самая лучшая и свежая пища..." Знала бы девушка, что именно теперь служит пищей для её хозяина! Нет, она никогда не должна этого узнать. Луи пообещал себе, что сегодняшняя просьба принести крыс станет последней. Уж лучше голодать, чем выдать себя слугам.
Произнесённые девушкой слова будто бы описывали его прежнего - каким он был до постигшего его несчастья. Не жесток, не покушался на честь служанок... Впрочем, жестокость и приставания к рабыням не были ему свойственны и тогда, когда он проводил дни и ночи в злачных местах.
Хорошо бы, если бы слуги его таким запомнили. Хорошо бы просто исчезнуть, чтобы остаться в их памяти добрым и заботливым хозяином, а не кровожадным хищником. Поместье тогда перейдёт к его сестре, и за судьбу подвластных ему людей можно будет не опасаться. Самому же можно было бы поселиться в каком-нибудь безлюдном месте, где и охотиться-то не на кого, кроме как на дичь...
Интересно, что Лестат словно не обратил внимание на его слова и вопросы, заговорив вместо этого с Иветт. Что же, молчание - знак согласия, как говорится.
- Итак, - заговорил тогда Луи, - если никто не против провести вечер за книгами в этом уютном кабинете, то так тому и быть. Поскольку Иветт читать не умеет, видимо, придётся для неё читать кому-то другому. Что же,  думаю, я неплохо справлюсь с чтением вслух. Например, вот тут на столе у меня уже давно лежит томик Шекспира, с которого Иветт всё это время так заботливо стирала пыль. Про Шекспира говорят, что его строки не способны оставить равнодушным никого - значит, они понравятся и обоим моим слушателям. Тем более что "Ромео и Джульетта" - это бессмертная история любви, которой суждено пережить века, в отличие от многих её поклонников.
Это уже было похоже на цирк. Но как быть, если мир вокруг сошёл с ума? Как быть, если сам ты - вампир, в кресле напротив тебя сидит вампир, а бок о бок с тобой - рабыня, которую ты привёл, чтобы этот самый вампир напротив не слишком распоясывался?
Луи протянул руку за книгой.

+1

25

«Ох, Луи-Луи! Ты прекрасно осознаешь, насколько ты беззащитен и слаб сейчас. Тем не менее, пытаешься отгородить от беды ту, чью жизнь прервать, мне ничего не стоит даже на твоих глазах.
Ненависть? А что мне до твоей ненависти? Она способна причинить мне боль душевную, но не физическую. А к душевной, у меня уже неуязвимость, слишком многое пришлось пережить в свое время…»

Лестат понимал, что Луи устроил этот театр абсурда лишь потому, что не знал, как ему теперь вести себя перед слугами и теми людьми, которых (как он сам считал) любил.
«Всех не перелюбишь, Луи. Поверь, я знаю, о чем говорю.»
Ромео и Джульетта. Прекрасно! Браво, Луи, браво!
- Браво! – Лестат все-таки не удержался от сарказма и принялся негромко хлопать в ладоши, - Браво! – его улыбка на мгновение сверкнула белизной, и он сомкнул полные губы, - Ромео и Джульетта – пожалуй, самая правдоподобная история любви, о которой я только слышал! Хотя бы потому, что оба в конце оказываются на том свете, из-за того, что их чувства были неуместны и противоречили взглядам родственников.
Он поднялся с софы, и одернул полы своего камзола, на коем еще оставалась влага после улицы.
Дождь не прекратился, напротив, вдобавок усилился ветер. Но если Луи хочется читать книги Иветт, вместо того, чтобы насладиться первой в своей жизни охотой – ради Бога. Лестат же не собирался голодать из-за его опасений и капризов.
- Прочти ей лучше Гамлета, мой друг, - на этот раз его лицо было серьезнее некуда.
Выходя за дверь, он никому и ничего больше не сказал. Он не считал себя обязанным отвечать на вопросы, на которые ему не хотелось отвечать.
Он еще вернется. К рассвету, Лестат снова будет в поместье Луи. И когда они останутся наедине, он возможно попытается донести до него некоторые важные вещи. А может быть и нет.

+2

26

Без всякого предупреждения, словно был здесь хозяином, Лестат выскользнул за дверь. Растворился, как призрак в ночи. А может, он и был призраком?
Предчувствие подсказывало Иветт, что странный гость ещё вернётся. Да и гость ли он отныне? Быть может, это дьявол, которому Луи - подумать страшно! - проиграл в карты поместье?
На всякий случай Иветт перекрестилась. Поймав на себе несколько удивлённый (или ей так показалось?) взгляд хозяина, невольно потянулась рукой к его ладони. Как бы ни вёл себя господин Луи, а Иветт ему верила. В отличие от этого голубоглазого демона.
Однако, спохватившись, девушка тут же отдёрнула ладонь. Не дело рабыни хватать господина за руки. С этим демоном Лестатом она чуть было не забыла о правилах приличия и о раз и навсегда заведённом порядке вещей!
Однако, если в доме появились дьявольские силы, то, вероятно, и порядок вещей отныне нарушен - навсегда, если врага не удастся изгнать.

+1

27

Для Луи, который отныне видел мир глазами вампира, движения Лестата не были так неуловимы, как для Иветт. Но и Луи не знал, радоваться ему или печалиться тому, что Лестат покинул дом. С одной стороны, он наконец-то может отдохнуть от Лестата, хоть на какое-то время. С другой - Лестат всё равно вернётся, а кто-то из смертных совсем скоро расстанется с жизнью, встретив его клыки.
Иветт едва не коснулась его руки, и это Луи тоже заметил. Какая же она тёплая, как приятно было держать руку у неё на плече! Как же хочется обнять её крепко-крепко, почувствовать, что он не одинок в этом равнодушном к его прОклятой душе мире!
Но это было слишком опасно. Даже несколько выпитых крыс не утолили полностью его голод, а потому Луи не мог позволить себе лишний раз прикоснуться к смертной.
- Иветт, спасибо тебе, что была со мной рядом в эту ночь, - прошептал он. - Ты не представляешь, как много это для меня значит.

+1


Вы здесь » Луи, Клодия, Лестат и другие: ретро-игра » Настоящее » Незнакомец с холодными руками